Оглядываясь назад: какими были прошедшие пять лет. Интервью с Тэдом Вильсоном

Я волновался, оправляясь к Тэду Вильсону, который согласился дать мне интервью о своем взгляде на прошедшие пять лет своего служения в качестве президента Генеральной конференции. С одной стороны, я очень люблю и уважаю  Вильсона как одного из самых искренних и посвященных христианских лидеров, которых я встречал. Я восхищаюсь его семьей (он замечательный муж  и отец), его неиссякаемой жаждой  благовествовать, его любовью к своей Церкви.

Но я не могу игнорировать  различий в его и моем подходе к тому, что некоторые считают главным вопросом сегодняшнего: вопрос о рукоположении женщин. Не могу скрывать, что мой пастырский опыт связан трудной дискуссией на эту тему с членами церкви, которые ссылаются – и совершенно ошибочно! – на Вильсона как вдохновителя особого рвения в этом вопросе.

Я решил встретиться с ним, так как знаю его как думающего, внимательного, многогранно одаренного человека, выполняющего одно из самых сложных дел, какое только я знаю. Я думал так: если я допустил ошибку в моем подходе к этому вопросу, буду надеяться на 1 послание Коринфянам 13:4, где говорится, что «любовь добра». Что Вильсон снизойдет к моей молодости, ведь я гожусь ему в сыновья.

Когда я вошел в кабинет Тэда Вильсона, он извинился за задержку нашей встречи: мы начинали примерно на пятнадцать минут позже условленного времени. Почему? Президент Вильсон молился с техником в его последний день работы в офисе Генеральной конференции. Именно такое отношение к людям снискало Вильсону любовь тех, кто работает в этом здании. С кем бы я ни говорил – по телефону или с глазу на глаз, и его сторонники, и те, кто придерживается другой позиции – все говорят о его доброте. Каждый сотрудник штаб-квартиры ГК получал от него персональные поздравительные открытки; когда люди возвращались на рабочее место после болезни или отпуска в связи с проблемами здоровья в семье, похорон близких, их всегда ждал на столе букет цветов. Коллеги говорят о его теплом, подлинно христианском отношении к ним, его сострадании и любви к людям, независимо от того, согласен он с ним, или нет. Каждый мне рассказал свою  историю о его доброте – вроде той, которую я увидел сам: президент пригласил техника в свой кабинет, чтобы помолиться с ним в разгар подготовки к сессии, невзирая на свой крайне напряженный график работы.

Этой картинки часто не хватает тем, кто воспринимает личность президента Генеральной конференции через его отношение к рукоположению женщин, которое он высказал во время своей инаугурационной проповеди в 2010 году. Вначале он убедительно попросил, чтобы его речь не прерывали аплодисментами. Эта просьба  на самом деле происходила от его смирения, но многие поняли его совершенно наоборот, не так, как он того желал.

Смирение и доброту  Вильсона я наблюдал на протяжении всего нашего разговора в том, как он отвечал на мои вопросы о своем служении, начиная со дня избрания его президентом пять лет назад.

«Когда вы идете на сессию Генеральной конференции – а это все люди, которые имеют по тем или иным вопросам разные позиции в Божьей церкви – вы не можете быть уверены в том, как будут развиваться события. Тогда просто отдайте себя руки Божьи, и узнаете, что вы здесь для того, чтобы служить, и что никто ничего вам не должен, но вы сами всем обязаны Господу… Когда мою кандидатуру выдвинули на пост президента, я сидел на полу в конгресс-центре и слушал доклад. Мне позвонили и просили поскорее подойти к указанному месту. Там представитель Избирательного комитета и объяснил мне, что произошло. Я испытал абсолютное потрясение, знакомое каждому, кому когда-либо неожиданно предлагали взять на себя подобный груз ответственности. Только полагаясь на Господа и Его руководство, мы находим силы нести этот груз. Это был вызов! И я, конечно, первым делом  позвонил Нэнси, чтобы поделиться с ней этой новостью. Он была совершенно ошеломлена. Честно говоря, никто из нас не подготовлен настолько, чтобы удовлетворять всем требованиям  руководителя такой большой организации. Но и в этой роли  мы – всего лишь слуги Господа, и мы должны полагаться только на Него, усиленно и много молиться, советоваться, просить мудрости на каждый день. Я стараюсь никогда не начинать день без молитвы о мудрости, полагаясь на обетование, записанное в Иакова 1:5. Бывает, конечно, что забываю помолиться, и в такой день очень сожалею об этом, потому что я просто отчаянно нуждаемся в мудрости».

Просить мудрости для руководства  было характерной чертой и его отца – Нила  Вильсон, который был президентом Генеральной конференции в 1978-1990 годах.

«Я хотел бы,  чтобы мой отец был здесь, и мой дед. Дедушка умер много лет назад, он  был пастором, и мой отец был пастором. Папа  болен  – он  пережил несколько мини-инсультов в 2010 году и не мог присутствовать на заседании. Я позвонил ему, чтобы сообщить о решении Избирательного комитета, а позже пошел к нему сам. Я бывал у него довольно часто,  помогал ухаживать за ним. Но я не был уверен, что в тот момент отец осознал весь смысл того, что произошло.  Действительно, никто не мог и подумать, что события будут развиваться таким образом! Я имею в виду вот этот кабинет и стол…  Это стол, за которым он сидел!  Многие предметы мебели остались с того времени, когда отец здесь служил. Сюда, в Сильвер-Спринг, отец вместе со своими коллегами перевел штаб-квартиру Генеральной конференции из Такома-Парк. Он работал в этом здании год или полтора.

Когда я разговаривал с отцом,  то не был уверен, что он полностью понимает, что произошло, и просто будет улыбаться и желать мне успехов. Но он все понял! Для меня его поддержка всегда была  сильным стимулом. Всю мою жизнь я полагалась на рекомендации отца. Я наблюдал за его поведением и служением, я слушал его наставления, он был моим лучшим наставником, моим лучшим земным наставником. И когда я оказался на его месте, мне недоставало общения с ним. Все стало немного по-другому, странно и непривычно».

«Я уверен, что он гордился бы вами!» – сказал я. – Но Вильсон не услышал меня, погрузившись в воспоминания о своем отце.

«Он умер шесть месяцев спустя. Это было чуть более четырех лет назад. Теперь они все здесь»  – сказал он, доставая фотографию  из своей Библии. «На этой фотографии  мои родители еще до моего рождения, видимо, во время их миссии в Египте. Они были женаты уже шести или восемь лет, когда  как я родился».

 

Чем вы похожи на отца, а чем отличаетесь от него? 

«Ну, папа, конечно, был непревзойденный администратор. И у него было сердце евангелиста, и он делал это в течение многих лет, и миссионером в Египте, и на посту администратора. Он был настоящим пастором. Так что в некоторых вещах мы очень похожи. Но наши характеры все же немного отличаются. Папа передал мне ценности, которые я считаю крайне важными: справедливость, стремление поддерживать того, кто потерпел  неудачу, кто не может сам за себя постоять; готовность отстаивать свои убеждения, но делать это, никого не унижая, не оскорбляя; заботиться о сбалансированном  подходе к руководству людьми, всегда выслушивать людей. Папа был очень одаренный человек во многих сферах, например, он обладал феноменальной памятью и мог рассказывать истории, которые пережил, в мельчайших подробностях. У него был необычный дар запоминать имена и факты. Людей, с которыми он был знаком, но не видел лет 20 лет, при встрече он называл по имени, расспрашивал  об их семье. Я думаю, это природный дар, но он совершенствовал и оттачивал его во время служения на Ближнем Востоке. В арабском языке имена имеют смысл, и если вы произнесете имя человека неправильно, то можете его оскорбить. Поэтому, я думаю, он специально старался научиться произносить имена правильно и запоминать их. Его способности были усилены упорными тренировками. Отец многому меня научил. Но мы сильно отвлеклись, вспоминая моего отца».

 

Вильсон – человек широких взглядов, но я хочу попытаться посмотреть на мир его глазами. Мои взгляды на рукоположение женщин отличаются от его, я всегда чувствовал дискомфорт, когда слушал некоторые заявления и публичные выступления Вильсона. Но сегодня я увидел, что для него это не просто слова, не какая-то формальность. То, о чем он говорит, не просто идеи. Мы более снисходительны к человеку, от которого отличаемся, когда общаемся с ним близко, видим его прекрасные человеческие качества.

 

Я также хотел услышать, что Вильсон  думает о некоторых вещах, которые рассматривает как свои успехи за пятилетний срок своих президентских полномочий. Но он  тут же напомнил мне, что это не столько его успехи, сколько всего коллектива Генеральной конференции, и все они заслуживают похвалы.

«Больше всего меня трогает то, как невероятно Господь благословлял нас – мы получали поддержку от многих церковных отделов. Позвольте мне напомнить, что Генеральная конференция – это не какая-то супер-организация с властными рычагами, которая приводится в действие при простом нажатии кнопки, после чего все будет автоматически работать по всему миру. Мы работаем в системе комитетов. Мы работаем коллегиально. Мы должны слушать голос Святого Духа, создавать в Комитетах такую обстановку, где каждый голос будет услышан, каждый сможет внести свой вклад в общее дело».

Я чувствую, что мы собираемся окунуться в подробности, и я пытаюсь вернуться к теме успехов.

«Вот почему на сессии Генеральной конференции это так важно. Мы будем сталкиваться с некоторыми весьма серьезными проблемами».

«Я слышал о некоторых», – говорю  я. Вильсон смеется.

«Да, мнения разделились – начиная от людей, имеющих ортодоксальные взгляды на рукоположение, до тех, кто готов на некоторые реформы в Церкви, возможно, и не колоссальные. Непременно будет много  разных мнений. И эти позиции могут быть сохранены и проведены, особенно те убеждения, которые основаны на личном изучении Библии и Духа пророчества, которые выработаны с  молитвой и под влиянием Святого Духа. Да мнения могут  разойтись. Но мы давали такое наставление, что когда проголосуем, мы должны сомкнуть ряды и сплотиться. Наверное, это будет самым большим испытанием для церкви».

«Вы нервничаете?»

«Нет, абсолютно! Я не сомневаюсь, что Церковь будет активной и динамичной потому, что она водима Святым Духом, Который и есть глава Церкви, а не президент Генеральной конференции или какие-то другие личности. Если Святой Дух не возглавлял бы это движение, мы бы давно распались. И это пророческое движение, пророческое послание и пророческая миссия. Без этого Церковь адвентистов седьмого дня будет просто обычная религиозная организация, каких немало. Но я не беспокоюсь об этом. У меня, конечно, есть некоторые опасения, но я верю, что Святой Дух будет делать что-то экстраординарное, и, каким бы образом ни проводилось голосование, мы увидим, как люди смиряются пред Господом, и церковь будет верна своей миссии во всей полноте. Но, конечно, мы делаем нашу работу коллегиально. Мы консультируемся, встречаемся, разговариваем. Например, перед весенней встречей здесь, прежде ежегодного совещания, собирается Совет  президентов, на котором встречаются все вице-президенты ГК, все президенты Дивизионов, все помощники президента. Мы обычно проводим целый день вместе, говорим о многих вещах. Иногда повестки дня бывают очень тяжелые, иногда полегче. Мы молимся вместе, мы слушаем друг друга, и мы непременно приходим к консенсусу по многим пунктам, пусть и не по всем.

Но на последнем годичном совещании у нас было несколько встреч с высшим руководством, включая  исполнительного секретаря, его заместителя и казначея. И было удивительно наблюдать, как вдумчивый,  спокойный, христианский подход к решению проблем помог добиться единства такой большой группы людей. Это не заслуга любого из нас, так действует сила Святого Духа.  Но мы работаем вместе, уточняем, разбираемся.

Очень важно консультироваться. Мы разговариваем, слушаем друг друга, молимся вместе. И так выстраивается консенсуса».

Так вернемся к успехам…

«У нас было немало замечательных возможности увидеть, как Бог работает через большие проекты. Велись споры, в каком варианте издать «Великую борьбу», и мы предложили издать сразу несколько различных вариантов: оригинальный текст, книгу «Большая надежда», в которую вошли 11 специально выбранных глав, и детская версия. В итоге было распространено около 140 миллионов копий по всему миру, а с интернет-сайта было произведено примерно 25 миллионов скачиваний классического теста.

У нас есть две программы, которые драгоценны в глазах Бога и очень близки моему сердцу. Первая – это «Миссия для больших городов», на которую  Дух пророчества указал 100 лет назад. Многие люди много сил и времени посвятили этому служению и проделали огромную работу в городах. Но мы еще не исчерпали весь спектр ресурсов наших общин и членов церкви, а это работа с молодежью и литературный евангелизм, медиа-проекты, вегетарианские рестораны, центры здоровья, охрана здоровья, общественные работы, работа в городских поликлиниках и читальных залах. На окраинах больших городов и в пригородах нам надо организовывать оздоровительные и учебные центры для людей, которые работают и живут в городе, чтобы они могли приезжать  для оздоровления и на обучающие семинары, не отрываясь от своего дома и своих родных. Очевидно,  что некоторые люди вынуждены жить в городах, таких всегда будет много, до самого конца. Теперь вы имеете полное представление о ситуации, хотя у нас еще нет общей модели, которая функционировала бы везде. И вот следующий шаг, который, я надеюсь, будет работать дальше, потому что может быть сделан во многих местах без многомиллионных затрат. Члены церкви говорят: “Да, я могу это сделать. Да, мы можем”. Это могут делать 75-80 процентов членов церкви в каждом крупном городе, каждый сможет  выбрать нагрузку по своим силам. В городах мы можем развивать проекты здравоохранения и социального развития. Это может быть такая простая вещь, как инструктаж членов Церкви о том, как поговорить с соседями о восьми принципах здоровья. Показать им хорошие упражнения, научить сбалансированной диете и тому подобное. Эти проекты помогут людям позаботиться о своей сегодняшней жизни и задуматься о будущем».

Еще одно важное направление работы, которое быстро развивается,  – это медиа служение, социальные сети, телевидение, радио, и, конечно, интернет.

Я рассматриваю фотографию, на которой Вильсон встречается с адвентистом – хозяином сувенирной  лавки на площади возле Храма Рождества в Вифлееме. (фото: Энтони Кент)

Я спросил его, почему он никак не проявляет себя в такой популярной соцсети, как Twitter.

«Мы планируем с коллегами собраться в моем кабинете, чтобы спланировать более существенное наше присутствие в социальных сетях. Я лично еще не зарегистрировался на Facebook,  но понимаю, что там можно встретить много людей».

 

Еще одна сфера, в которой Вильсон имел успеха,  по моим наблюдениям, это общественный евангелизм. Я горжусь тем, что Вильсон, президент Генеральной конференции, лично проводит серии евангельских встреч. Он, конечно, не один такой, но евангельских компаний на его счету гораздо больше, чем у большинства его предшественников в то время, когда они работали в офисе ГК!

«Сколько их было? Это действительно потрясающе – президент Генеральной конференции проводит серии евангельских программ!» 

«Да, это очень важный пункт в моем списке приоритетов, потому что когда я это делаю, чувствую себя свежей, словно я помолодел и обновился; по милости Божией мы участвуем в таких акциях, как «Постигая Библейскую истину», потому что Бог благословляет эту работу. И у нас есть результат, потому мы получаем вдохновение и силу от Святого Духа».

И вы – пример для других лидеров...

«Да, и я помогаю людям понять: это то, что вы можете делать. И члены церкви, и церковные администраторы, и директора отделов, и пасторы – все могут быть задействованы. И все могут работать в контексте миссии для больших городов. Недавно мы проводили встречи в Нью-Йорке, и у меня было острое ощущение, что я вернулся в церковь, где начинал свое служение – это община  в Нижнем Манхэттене, районе Гринвич Виллидж. Потом у нас были встречи в Порт-Морсби, Папуа-Новая Гвинея, где была такая обильная жатва душ. Это феноменально – обращаться с проповедью к  20 тысячам слушателей! Вы делаете призыв, и 500 человек выходят вперед для крещения. Это просто восхитительно!  Я получаю огромное вдохновение, когда проповедую!»

Вильсон полон энтузиазма, когда  как говорит о благовестии. 

«Это так весело! И Господь благословляет. Однажды, когда я проповедовал, техника дала сбой. Чтобы не прерывать проповедь, которую иллюстрировали слайды, я продолжал говорить, одновременно пытаясь подтолкнуть слайд-проектор вперед. Но у меня ничего не получалось. Наконец, я сдался и сказал: “У меня небольшие технические проблемы”.  И тогда мои слушатели – а их было 15 или 20 тысяч человек – уселись на земле, и очень тихо, спокойно сидели, ожидая, пока мы наладим оборудование. Это было потрясающе!  Тогда я предложил: “Может быть, мы споем что-нибудь, пока я разберусь с этим?» И кто-то начал петь. И тогда встал Бэрри Оливер из команды президента и заговорил, пытаясь продолжать начатую мною тему. Он работал в этой стране в течение многих лет, его здесь любили, он говорил на английском, который они понимают. Так вот, он проповедовал примерно 15 минут, пока мы пытался наладить слайды. Но у меня так ничего и не получилось. Наконец, я просто принял решение переключиться на другую тему и, соответственно, новую серию слайдов. Это была тема о новом небе. Президент Дивизиона спросил: “Ты, кажется, изменил немного курс?” Я сказал: “Да я только начал. Вы просто еще не привыкли к моему стилю». 

Отрадно слышать, что Вильсон – один из тех пасторов, которые имеют такой богатый опыт евангелизации.

«Потом у нас была серия встреч в Хошимине, старый Сайгон, это было просто захватывающее. В первый раз! Дело не во мне, слава Господу – в первый раз здесь разрешили проповедовать иностранцу. Такого не было с 1975 года! И это было так захватывающе! И у нас было крещение. Местные миссионеры подготовили около 35 человек к крещению. Это был чудесный опыт.

Мы провели еще одну серию встреч близ Манилы, а затем в международном Конференц-центре Филиппин. Это был волнующий опыт.

Вскоре [Май 13-31] мы собираемся провести большую серию в Хараре. Наши собратья делают феноменальную работу в Зимбабве. Там огромное количество малых групп – около  5 тысяч, которые работают в Хараре, готовя аудиторию для этих встреч. Планируется также провести встречи в Булавайо и Гверу, и по всей Зимбабве. Мы будем проводить встречи каждую ночь, без перерыва,  в течение двух недель. В минувшую субботу миссионеры готовили людей, многие из них приходили уже в прошлую субботу. Они надеются, что в субботу в Зимбабве примут  крещение 30 тысяч человек! Это еще только планируется, и скоро мы увидим, какие благословения Господь готовит для нас.

В этот момент я говорю: «Мы собираемся провести первые почти за 20 последних лет публичные евангельские собрания в городе Spencerville [в шести милях от здания Генеральной конференции], в ноябре этого года».

Вильсон: «Потрясающе! Я так взволнован!»

Скажу для примечания: я бы счел этот энтузиазм дежурным, но три недели спустя, когда Вильсон приветствовал меня в здании ГК здания, он сказал: “Я все еще молюсь за ваши встречи в ноябре”. О, да, этот мужчина действительно страстный благовестник!

В разгар нашего обмена волнующими новостями о евангелизации зазвонил телефон. 

«Врач здесь? ОК, спасибо».

Этот врач – доктор Питер Лендлесс.

«Доктор Лендлесс просто приходит ко мне иногда, смотрит мне в глаза и спрашивает: “Как дела? Могу ли я помолиться за вас?” Он просто заходит в мой офис, может остановить меня в коридоре или еще где-нибудь, и будет молиться за меня».

Мы еще несколько минут разговариваем о евангелизации, о необходимости привлекать к служению церкви  больше молодежи. Что он хотел бы сказать заключение?

«У нас много замечательных событий происходит. Люди должны помнить, что Церковь адвентистов – не просто церковная организация. Это движение. И Господь призвал нас с определенной целью. Это, наверное, одна из моих самых больших проблем – говорю с позиции администратора – помочь нашим членам церкви понять, что именно Бог призвал нас делать. Нам доступны все ресурсы Неба для выполнения этой миссии. Именно поэтому для нас так важно возрождение и преобразование наших характеров и  сердец.

Я верю, что Бог действительно возглавляет это движение для Его славы, чтобы мы могли выполнить свою миссию для спасения этого мира».

Чад Стюарт

Оригинал статьи

Перевод Елены Копыловой

Комментарии   

 
0 #1 Nelli 02.07.2015 06:02
Спасибо за интервью с Тэдом Вильсоном.
Уважаю и молюсь за их драгоценную семью.
В жизни пришлось соприкоснуться с его служением в Москве.Я видела его ценности Свыше от Духа Святого и если бы не его справедливость. .. и другие качества (унаследованы от его отца)жизнь и служение нашей семьи, были бы просто уничтожены нечестными людьми. Господи, храни и благослови нашу Церковь и пошли больше таких вестников как семья Теда Вильсон.
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Яндекс.Метрика