Для чего церкви плюрализм?

Не так давно мы рассуждали с президентом моей конференции о церковной жизни. "Объясни мне, какое отношение плюрализм может иметь к церкви? Что это вообще такое? Я не представляю, какая от него может быть польза". В его словах не было враждебности, только сомнения и скепсис. Его вопрос застал меня врасплох. Если бы я собрался с мыслями, я мог бы ответить, что плюрализм подобен радуге, он сохраняет единую структуру в условиях разнообразия. Но тогда мне потребовалось время, чтобы все обдумать.

 В своих выводах я руководствуюсь исследованием Гарвардского университета, посвященного плюрализму, и, как ни странно, словами апостола Павла. Начнем с Гарварда. Диана Л. Экк - признанный эксперт в этом вопросе. Она отмечает, что плюрализм следует отличать от различий. Различия - это лишь констатация реальности, а плюрализм - это преобразование различий, призванное снизить напряженность между противоположными сторонами. Другими словами, плюрализм - это различия, которые были "крещены", получили новое рождение и трансформировались в нечто новое, ведущее к сближению. 

Далее, Диана Экк делает вывод, что плюрализм является не просто терпимостью по отношению к другим. Есть разница между тем, чтобы сносить присутствие оппонента и понимать его. Простая терпимость не делает ничего, чтобы помочь нам лучше узнать друг друга. Плюрализм же пересекает разграничительные линии различий. Мы не можем оставаться в рамках наших стереотипов, предубеждений, личных амбиций, продолжать навешивать ярлыки и ханжески демонстрировать терпимость, а потом называть это все плюрализмом. Стремление к взаимопониманию, а не просто отсутствие конфликтов является ключевым моментом плюрализма. Для его достижения нужно приложить усилия, чтобы пройти путь от терпимости к пониманию, а, возможно, и к выводу, что аргументы другой стороны также обоснованы. Эмпатия - способность увидеть ситуацию через призму чужой точки зрения - будет весьма полезной.

 

В-третьих, плюрализм, и это очень важно, не имеет ничего общего с релятивизмом (убеждением, что "все относительно", истина определяется окружающими условиями и у каждого она своя - прим. переводчика). Плюрализм - это столкновение позиций. Он не требует отказа от идентичности во имя примирения. Наоборот, стороны продолжают стоять на своем, но меняется их отношение друг ко другу. 

Могу привести наблюдение из своего опыта. Мой тесть был консерватором. Он жил по принципу "вы не знаете, когда ваше имя прозвучит на суде". Жил так, будто время его испытания могло завершиться в любую секунду. С моей субъективной точки зрения, ему не хватало мира и радости спасения. С другой стороны, он подозревал, что я не готов к пришествию, потому что не следовал реформе здоровья так же строго, как он. Но когда мы завершали субботу в нашем доме, он молился с такой искренностью и посвящением, что я всегда ощущал присутствие Духа и был убежден, что Бог - его Друг. Очевидно, что папа понимал Иисуса по-своему, не так как я. Когда мы вставали с колен, я чувствовал, что наши сердца находятся в единстве, невзирая на разницу в наших убеждениях. Не так просто объяснить, как это происходило, но я видел в нем гораздо большее, чем его богословие, а он во мне - большее, чем мое несовершенство.

Наконец, утверждает Диана Экк, плюрализм основан на диалоге, который и говорит, и слушает. Идея заключается в том, что стороны могли бы не только учить, но и учиться друг у друга. Научиться видеть не только наши различия, но, что может быть более важно, то, с чем мы могли бы согласиться. Нам нужен созидательный диалог, последовательный и постоянный. Споры и отстаивание своей позиции, хотя и приносят пользу, часто создают атмосферу страха и враждебности, а не аромат взаимодействия и более глубокого понимания. Диалог - это необходимость. Павел призывает нас "непрестанно молиться". Я думаю, что допустимо перефразировать его высказывание в призыв "непрестанно вести диалог".

Многие проблемы, с которыми мы сталкиваемся, такие как рукоположение женщин, развод и повторный брак, стили музыки, методы евангелизации проистекают из того, что мы все очень разные. Они - косвенное следствие наших успехов в миссионерской деятельности. Когда наши усилия достигают людей из "всякого племени, народа и языка", из непритязательной хижины и блистательного университета, это неизбежно будет создавать проблемы (хотя это ведь замечательные проблемы), внося значительные различия. Мы приходим в церковь с нашими собственными культурными особенностями, нашей особой историей, нашими эмоциональными предпочтениями. Мы привносим гораздо больше чем цвет нашей кожи, степень завитости волос или разрез глаз. Мы привносим наше мировоззрение, наши души, нашу культуры, наше все. Это - реальность, данная Господом. Мы сами создали замечательную атмосферу открытости в нашей среде. И нам нужно развивать ее посредством плюрализма. Плюрализм сможет внести упорядоченность.

Когда мы не умеем правильно относиться к разнообразию, то тогда ученый противостоит администратору, либералы - консерваторам и адвентизм в разных частях мира - североамериканскому. Я убежден, что мы отчаянно нуждаемся том, чтобы взращивать культуру плюрализма. 

Поиск того, что говорит Библия, приводит нас к апостолу Павлу, который, по моему мнению, был настоящим экспертом по превращению различий в плюрализм. Его творческий подход к раздираемой противоречиями общине в Риме действительно впечатляет. Он столкнулся к непростой ситуацией, когда культурные различия между язычниками и евреями угрожали разделить раннюю церковь. Фактически эти различия - одна из главных причин, проблем, описанных в Новом завете. Не вдаваясь в подробности, мы просто опишем эту проблему как конфликт по вопросам соблюдения церемониальных суббот и идоложертвенного. Это не было какой-то незначительной проблемой. Обе стороны могли доказать на основании Священного Писания, почему другая сторона поступала не по воле Божьей. Христианам из евреев казалось, что язычники все еще поклонялись идолам, употребляя в пищу идоложертвенное. Христиане-язычники считали, что евреи отвергали то, что совершил Иисус, когда продолжали соблюдать церемониальные праздники. Обе группы были возмущены поведением другой стороны и осуждали их. Культурное разнообразие стало отравлять атмосферу церкви в Риме.

Апостол пытается спасти общину, предложив несколько принципов. Во-первых, это призыв не осуждать тех, кто с тобой не согласен - "Немощного в вере принимайте без споров о мнениях" (Рим 14:1-4). Но какие из спорных вопросов считать допустимыми, а какие требуют однозначного отвержения? Для Павла бесспорно, что любовь, которая есть исполнение закона, требует, чтобы мы отказались от безнравственного поведения, описанного в Рим 13:8-14: "не предаваясь ни пированиям и пьянству, ни сладострастию и распутству, ни ссорам и зависти". Это - грех и несомненное нарушение воли Божьей. 

Но далеко не все в жизни попадает под столь ясно обозначенную категорию греха. Культурные проблемы и некоторые богословские различия зачастую не выглядят столь определенными. Культурные, этнические и прочие особенности порождают споры по поводу многоженства, ударных инструментов в прославлении, вегетарианстве, татуировок (боди-арт), абортов, экономической справедливости, смертной казни, службе в арии, рукоположению женщин и еще массы других проблем. В таких нравственно неоднозначных вопросах, нам стоит не спешить с осуждением. 

Почему так? Потому что другой человек может быть уверен, что соблюдает волю Божью (Рим 14:2). Потому что Бог принимает его (Рим 14:3). Потому что подотчетен Богу, а не нам (Рим 14:4) Потому что Бог Сам в состоянии удержать его на пути, даже когда мы считаем, он поскользнулся (Рим 14:4). Это весомые аргументы в пользу того, чтобы не быть категоричными в наших выводах о поведении других. 

Таким, образом, как тогда я могу высказывать свое мнение? Как мне судить "судом праведным"? Мне кажется, как верующих человек я должен проявлять ответственность в своих оценках. Я вправе сказать: "То, что Вы делаете, затрагивает мою жизнь". Но у меня нет права навешивать ярлыки на тех, кто не согласен со мной. Это выходит за рамки "праведного суда". У меня нет права говорить, что у сестры не в порядке с головой, или охарактеризовать ее как тупоголовую фундаменталистку или либеральную феминистку. Навешивание ярлыков - это очень сомнительная практика (Мф 5:22), потому что после этого я буду видеть свою "этикетку" вместо человека. В одном произведении матросы на борту судна предлагают убить всех африканцев, работающих на берегу. Когда кто-то возражает и задает вопрос: как они могут совершать такое злодеяние, то матросы отвечают: "Это же враги". Их оценка оправдывала в собственных глазах обхождение с другими.

Второй принцип Павла связан с нашим мышлением, нашим свободой делать собственные выводы. Он писал: "иной отличает день от дня, а другой судит о всяком дне равно. Всякий поступай по удостоверению своего ума" (Рим 14:5). Почему верующие позволяют другим думать за них? Ведь написано, что когда брат, который не согласен со мной, поклоняется Господу в соответствие со своим пониманием, он делает это для Господа и благодарит Бога (см Рим 14:6). Только когда мы позволяем друг другу свободно мыслить и самостоятельно формировать убеждения, только тогда различия могут быть преобразованы в здоровый плюрализм. 

Апостол Павел был ревностным сторонником разнообразия во мнениях. Он упоминает в послании коринфянам различия в мышлении и подходах между Аполоссом, Петром и им самим, и призывает дорожить ими и славить за них Бога (1 Кор 3:21). Но разве расхождения во мнениях среди церковных руководителей - это хорошо? Однажды Павел принял решение не возвращаться в Коринф, потому что боялся, что община восприняла бы его приезд как стремление взять "власть над верой вашей" (2 Кор 1:23, 24). В Филиппах были христиане, которые не соглашались с миссией Павла. Он написал им: "Кто из нас совершен, так должен мыслить; если же вы о чем иначе мыслите, то и это Бог вам откроет. Впрочем, до чего мы достигли, так и должны мыслить и по тому правилу жить (Фил 3:15,16).  

Свобода выбора - это величайший дар. Ради него Бог рисковал безопасностью всей вселенной. Мы чтим того Бога, Который дал право личности иметь собственное мнение. 

Третий принцип Павла касается вопроса принадлежности. " живем ли - для Господа живем; умираем ли - для Господа умираем: и потому, живем ли или умираем, - всегда Господни" (Рим 14:8). Возможно, один из главных способов преображения различий в плюрализм заключается в признании факта, что у Иисуса есть отношения с теми, кто противостоит нам. Они также могут в радости восклицать: "Теперь я принадлежу Иисусу, и Иисус принадлежит мне". И это пение отражает реальность. Мы все принадлежим Богу! Какая удивительная благодать!

Четвертый принцип, призывает нас уважать и бережно относится к чужой совести (см Рим 14:14-16). На основании этих стихов мы приходим к пониманию, что если кто-либо почитает что-то "нечистым", то для него лично это "нечисто". Хотя это может не иметь абсолютного смысла, но для этого человека это так. Решающим является личностное восприятие. Человек, который поступает определенным образом в соответствии со своими убеждениями или вследствие культурных особенностей достоин нашего глубочайшего уважения. 

 Представители одной культуры не должны принижать то, что свойственно другой культуре. Христиане призваны защищать свободу совести.  А это значит, что мы защищаем веру и совесть тех, с кем у нас разногласия.

По моему мнению, это приводит нас к сути церковных дебатов по поводу рукоположения женщин. Те из нас, кто живет в западной культуре, убеждены в необходимости равных возможностей для всех. Каждый, включая женщин, должен иметь право, отвечая на призыв Божий, раскрыть полностью свой потенциал. Поэтому мы не считаем правильным отказывать женщинам в рукоположении. Для нас это будет "не по вере", а значит будет грехом. 

Но утверждая это, мы не считаем, что представители другой культуры согрешат, если отказываются рукополагать женщин. Они могут с чистой совестью иметь противоположную нашей позицию, и будут также верны собственным убеждениям. Мы не отвергаем их. Фактически, не соглашаясь с нами, они обретают благословение, описанное Павлом в 22 стихе: "Блажен, кто не осуждает себя в том, что избирает" (Рим 14:22). Мы с готовностью распространяем это благословение на тех, кто в согласии со своими культурными традициями отвергает рукоположение женщин.  Они свободны, и мы тоже.

Пятый принцип включает в себя то, что нас объединяет. При всех различиях у нас есть единое основание. Павел напоминает нам об этом в словах: "Ибо Царствие Божие не пища и питие, но праведность и мир и радость во Святом Духе. Кто сим служит Христу, тот угоден Богу и достоин одобрения от людей" (Рим 14:17,18). Здесь апостол противопоставляет наши культурные ценности Царству Божьему и напоминает, что это не одно и то же. Вопросы культуры очень важны, но они не основополагающие. Царство с его праведностью, миром и радостью во Святом Духе - вот что является определяющим. Мы никогда не сможем прийти к абсолютному единообразию на основании человеческой культуры. Но Бог - не американец, ни африканец, ни латиноамериканец, ни азиат. Он установил Свое собственное Царство. Наше основное гражданство в Его Царстве. Это чудесное основание для того, чтобы достигать единства. Царство связывает нас воедино, и мы можем чувствовать себя в безопасности, несмотря на наши различия. 

Удивительным, и даже шокирующим результатом применения упомянутых принципов апостола Павла является то, что они не решат наших проблем окончательно, определив, кто прав, а кто не прав по спорным вопросам. Никто не сможет захватить вражеский флаг и провозгласить: "Бог только на моей стороне!". Наши различия никуда не денутся. Медь и цинк, сплавляясь в латунь, не теряют своих свойств. 

Но при нашем взаимодействии происходит нечто более значимое. Мы находим друг друга. Свобода остается. Изменяются не умы, но сердца. Осмысление продолжается, но прекращается навешивание ярлыков. Ни мой, ни ваш путь не является единственно верным, но нам открывается третий, более замечательный путь. Путь, на котором мы вместе идем каждый по-своему и радуемся друг другу. Мы гуляем с нашими собаками вместе. Вы с вашем колли, я со своим пуделем. Мы заново открываем красоту известного изречения Августина: "В главном - единство, во второстепенном - свобода, во всем - любовь".

И провозглашаем благословение апостола Павла над теми, кто имеет различия: "Бог же терпения и утешения да дарует вам быть в единомыслии между собою, по учению Христа Иисуса, дабы вы единодушно, едиными устами славили Бога и Отца Господа нашего Иисуса Христа (Рим 15:5,6)

Смутс ван Ройен - доктор в области психологического консультирования, преподавал на кафедре религии университета Андрюса.

Оригинал статьи.

Перевод Роман Гейкер

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Яндекс.Метрика